Пермский край город Чайковский
независимый информационный портал

г.Чайковский

, Воскресенье 11 Декабря 2016 года

Поделиться:

Мёртвая зона

Анна Политковская умела задавать неудобные вопросы и находила на них неудобные ответы
Пять лет назад убили Анну Политковскую. Убийство произошло в день рождения Владимира Путина и спустя два дня после дня рождения Рамзана Кадырова. Фамилии Путина и Кадырова появлялись в статьях Политковской много раз. Ничего хорошего об этих людях Анна Политковская не говорила. Поэтому некоторые невольно стали думать, что за убийством стоят хорошо известные всем политики. Только кто?

 

Пыль и дым

Гражданин и журналист Анна Политковская.
За пять лет до заказчиков убийства следствие так и не добралось. Следователей можно заподозрить в чем угодно, только не в торопливости. Но за те же пять лет в Чечне и во всей России произошли существенные перемены.

Наконец-то стало возможно воочию увидеть знаменитую вертикаль власти. Называется она «Грозный-сити». Ее только что предъявили всему миру на 35-летие Рамзана Кадырова. Небоскребы Грозного и есть та самая вертикаль. Дорогая, сверкающая огнями, пытающая заслонить собой Кавказские горы. Между небоскребами были натянуты канаты, на которых расхаживали канатоходцы.

Завалить Северный Кавказ деньгами – это и есть нынешняя государственная политика России. Ничего более умного кремлевские мыслители предложить не могут. Причем в глаза пускают золотую пыль, которая не отменяет пороховой дым. Чем шире денежные потоки текут на Северный Кавказ, тем громче теракты и бесцеремоннее казнокрады. Пыль и дым связаны. Это единое целое. Более единое, чем «Единая Россия».

Страх и кровь

Анна Политковская умела задавать неудобные вопросы и находила ответы на них.

«Один лишь вопрос тревожит: а на какие, собственно, деньги восстановление? Резонный ведь вопрос. Официальный ответ, который вбивается в головы чеченского населения, таков: это всё на деньги Рамзана, да, он умеет денежки качать...» Из статьи Анны Политковской, 05.06.2006.

О том, как Чечня одновременно утопает в крови и роскоши, Анна Политковская в «Новой газете» писала много раз, хотя до президентства Рамзана Кадырова не дожила. Ее убили за полгода до этого. Почему?

Может быть потому, «что теперь тут так почти заведено — кадыровцам дозволено все, что даже не дозволено традициями». Так писала Анна Политковская за три года до гибели.

«Они живут, будто завтра не будет ничего, - бесстрашно доказывала она. - Презирая законы, писаные и неписаные. Хочет Рамзан землю, например в Гудермесе, под свою бензоколонку – забирает эту землю. Просто забирает — и всё. Даже не ставя в известность, к примеру, министерство образования, которому принадлежит здание педучилища на этой земле...

Кадыровы заняты тем, что стравливают всех со всеми... Ради чего? Ради укрепления собственной власти – когда нет авторитета, остаются только страх и кровь, как цемент подножия трона...» Из статьи Анны Политковской, 16.06.2003.

При Кадыровых была создана атмосфера, при которой проще убить, чем не убить.

Но чтобы построить властную вертикаль на фоне гор – страха и крови мало. Нужны гигантские деньги, которых в Чечне нет. Это дотационная республика. Бюджет Чеченской Республики на 2011 год – 64 миллиарда рублей, из них собственные доходы – лишь 6,4 миллиарда. Но этого достаточно для того, чтобы раздавать золотые ордена Ахмата Кадырова (36 рубинов, 36 сапфиров и 36 бриллиантов) и вообще сорить деньгами.

А в это время в Псковской области ради сомнительной экономии закрывают роддома, оптимизируют больницы и сельские школы. Наверное, был прав Рамзан Кадыров, когда говорил: «Путин о Чечне думает больше, чем о любой другой республике».

И этот перекос до добра не доведет. Реально действующий в России тандем – это не Путин-Медведев, а Путин-Кадыров. Оба нашли способ получать от власти большое удовлетворение – моральное и материальное.

Телетрансляция на всю Россию пышного празднования дня рождения Рамзана Кадырова, совмещенного с 193-летием города Грозного, скорее разжигает страсти, чем умиротворяет. Показная роскошь, культ грубой силы и бесстыдное раболепство – слишком ненадежный способ создать жизнь без потрясений. Скользкий путь к славе. Это все равно что всем превратиться в канатоходцев, балансирующих между небоскребами. До цели дойдут немногие.

Ложь с продолжением

В 2005 году в нашумевшем интервью журналу «GQ» нынешний член Высшего Совета партии «Единая Россия», академик, Герой России и «Заслуженный защитник прав человека» Рамзан Кадыров признался: «Того, кого я должен был убить, я уже убил. А тех, кто за ними стоит, буду всех убивать до последнего, пока меня самого не убьют или не посадят. Я буду убивать, пока жив».

Нет никаких оснований думать, что Рамзан Кадыров говорит неправду. В отличие от своего покровителя Владимира Путина, которого в школе КГБ научили уклоняться от прямых ответов.

«Хуже нет жизненных обстоятельств, чем ложь с продолжением. Когда ты, став объектом и субъектом такой лжи, постепенно начинаешь представлять собой муху, залетевшую в паучьи сети, где у тебя нет помощников, а только зрители: как ты там дрыгаешься?.. Наша страна... слишком преуспела в совершенствовании именно этого типа пыток над людьми». Из статьи Анны Политковской, 02.10.2002.

Профессия Политковской заключалась в том, чтобы распутывать паутину лжи. И, несмотря на то, что большинство ее текстов были посвящены чеченской теме, они рассказывали о нравах, которые утвердились по всей России.

«Власть воспринимает общество как нагрузку к себе. Чем дальше, тем скучнее лица ее представителей, когда у общества возникают некоторые волнующие его вопросы. Напомню: нагрузка – это термин из прошлого, в советские времена нам давали такие наборы с нагрузкой. Колбасу сервелат, например, – в качестве дефицитного привета, а к нему – кило нераспроданного пшена. Не хочешь – не бери, но все брали, потому что любили сервелат. Баночку икры – и что-нибудь замшелое, из залежавшегося. И снова все брали, потому что лакомство.

Теперь, по мере всеобщей капитализации, нагрузкой стали мы – публика с вопросами. Представители власти понимают, что без нас, «пшена», они лишатся лакомого – собственно власти, – и поэтому предпочитают как-то сосуществовать. То есть молча, даже когда говорить положено.

И что же мы? Вся наша задача сводится к тому, чтобы не лежать мертвым грузом, как тот самый никому не нужный нагрузочный килограмм крупы в дальнем ящике буфета. Из статьи Анны Политковской, 05.05.2003.

Без нагрузки

За прошедшие годы российские власти научились избавляться от неприятной нагрузки. Произошла та самая чеченизация, о которой писала Анна Политковская. «Чеченизация — это легитимизация тех, кто готов был участвовать в карательных операциях против своего же населения». Из статьи Анны Политковской, 28.09.2006.

Карательные операции, как показывает практика, не обязательно приобретают форму бомбардировок. Карательные операции против своего народа можно проводить с помощью псевдореформ или тотального оглупления с участием подручных СМИ. Но последствия похожи. Создаются мертвые зоны, которые не оживить никакими денежными потоками.

Уличное освещение

Через пять лет после гибели Анны Политковской, в пригороде Парижа ее именем назвали улицу. А в России, в Чечне, есть как минимум десять улиц, названных в честь нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова. Не говоря уже о его отце Ахмате Кадырове. На тему переименования улиц Анна Политковская успела высказаться. Она была оскорблена тем, что именем Ахмата Кадырова с подачи Путина было решено назвать улицу в Москве. Слишком уж быстро произошла с Кадыровым-старшим чудесная перемена. От террориста до Героя России оказался всего один шаг. Только что «Кадыров объявлял газават против России и увлекался обоснованиями, зачем чеченцу надо убить сто неверных». И вот он уже олицетворяет все самое лучшее, что может быть в России.

Сила и слабость любви

У Анны Политковской после ее многочисленных командировок в Чечню сложилось вполне определенное представление о России времен правления Путина и Кадырова.

«Кадыров и его приближенные заметно богатели, в Центорое выросло укрепленное имение на месте бедного домишки муфтия-расстриги, а неверными постепенно стали считаться те, кто не с Кадыровым. Коррупция тем временем расцвела невиданно, но Путин Кадырова все любил и любил. Прилюдно». Из статьи Анны Политковской, 19.08.2004.

Прилюдная любовь слишком порочна, чтобы изменить мир к лучшему.

За прошедшие со дня гибели Анны Политковской годы паутина лжи, которую плетут наверху, только разрослась. Но именно по этой причине она стала более заметной. Ложь бросается в глаза, ее не прикрыть никакой дымовой завесой и не заглушить никакими шумными юбилеями.

Путин был прав, когда после гибели Анны Политковской заявил о том, что ее политическое влияние внутри страны при жизни было незначительным. Но с каждым новым годом правления Путина и Кадырова все больше людей понимают, что России с этими людьми не по пути. Как только критический предел будет достигнут, имя заказчика убийства Анны Политковской произнесут вслух с высокой трибуны.

Алексей СЕМЁНОВ.

Псковская губерния

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Все права защищены 2012 59chaikovsky.ru 
Отдельные статьи, фото и видеоматериалы могут содержать информацию предназначенную для читателей 18+ (запрещено для детей).

Перепечатка информации возможна только при наличии активной ссылки на источник!
Designed by 59chaikovsky
Обслуживание и разработка сайтов: Arione.ru
Яндекс.Метрика