Пермский край город Чайковский
независимый информационный портал

г.Чайковский

, Воскресенье 04 Декабря 2016 года

Поделиться:

Ким Игорь Валентинович: Сын за отца в ответе

В корейском языке фамилия Ким и слово «золото» - «кым» - пишутся одним и тем же иероглифом. Напряженным трудом длиною в целую жизнь «красным директором», этническим корейцем с русской душой Кимом Валентином Игнатьевичем вписаны золотые страницы в историю Чайковского района. Он многое оставил всем нам в наследство. Для многих руководителей тех, советских поколений, Валентин Игнатьевич был мудрым учителем. Учил не словами, а примером своего труда.

Он проработал на Чайковском мясокомбинате большую часть своей жизни, 51 год. Старшее поколение хорошо знает, сколько сил, энергии и здоровья отдавал Валентин Игнатьевич своей работе. При этом был всю жизнь человеком скромным в личных запросах, предпочитал вкладывать в развитие предприятия. Был известным новатором, брал все передовое, что есть, и внедрял у себя на производстве. Он навсегда останется примером для тех, кто его знал и любил.

Благодаря Валентину Игнатьевичу Чайковский район имеет не только модернизированное современное предприятие по переработке сельхозпродукции, но и свинокомплекс, молочные фермы, поголовье крупного рогатого скота. Два главных принципа работы Чайковского мясокомбината оставлены старшим Кимом в наследство – высокое качество продукции при любых обстоятельствах и бережное отношение к сотрудникам. «Люди – наш золотой фонд» – любил повторять генеральный директор ЗАО Агрофирмы "Мясо" Валентин Игнатьевич Ким. До 2015 года почетная и нелёгкая миссия заботы о развитии предприятия и о сотрудниках не один десяток лет лежала на его плечах, и он справлялся с ней более чем достойно. После безвременной кончины Валентина Игнатьевича предприятие не пошло с молотка, не было разделено наследниками, а продолжает работать и развиваться. Сегодня в Агрофирме трудится 600 человек, из них 290 в сельской местности.

Комбинат, словно большое дерево, каждый год продолжает разрастаться ввысь и вширь, набирая листву и глубже уходя корнями в родную почву. В настоящее время трудовую эстафету от отца принял сын - Игорь Валентинович Ким. Наш разговор с Игорем Валентиновичем - это одновременно и воспоминания об отце, и отчет «молодого» Кима о том, как сегодня развивается ЗАО Агрофирма "Мясо".

Ким Игорь ВалентиновичВСЕ СЫНОВЬЯ ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ОБРАЗОВАНИЕ!

- Игорь Валентинович, мы много знаем о развитии предприятия и почти ничего о семье чайковских Кимов. Поделитесь историей своей семьи.
- По истории нашей семьи можно изучать историю Советского Союза. Наши предки вместе со страной пережили многое, и перегибы советской власти, и её победы. Мой дед со стороны отца перебрался из Кореи в Россию в начале прошлого века. Оказался он на Дальнем Востоке в селе с интересным названием Лифляндия на берегу Уссурийского залива. Как выяснилось, своим названием оно было обязано поселившимся там эстонцам.

Вплоть до 1937 года дед работал бригадиром рыбацкой артели. К тому времени руководству страны, видимо, стало ясно, что войны с Германией и Японией не избежать. И в целях стабилизации обстановки принимается решение о переселении корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию. До нового места жительства семья деда в «теплушках» (скотном вагоне) добиралась несколько месяцев. В пути случалось всякое – люди болели, умирали от холода, кто-то отставал от поезда.

Поселили их в поселке Чиназского района под Ташкентом. Дали плохонькую землю и план. Отец рассказывал, что все детство провел по колено в воде – только так и можно вырастить хороший рис. Он, когда вспоминал прошлое, говорил: «Вы в сытости живете, а мы в детстве голодали и работали, не разгибая спины». Эти истории отца навсегда с нами, заставляют думать о том, какие же надо было иметь душевные силы, чтобы жить, не озлобившись на свою страну, работать честно для неё и воспитывать своих детей в уважении к людям и стремлении работать не ради собственной наживы, а ради развития страны.

- Потом сыновья перебрались в столицу. Из Средней Азии – в Москву? Как такое возможно для депортированного народа?
- У отца было три брата и две сестры. И дед считал, что все мальчики обязательно должны получить образование. До 1953 года въезд корейцам в Москву был запрещен, да и паспортов у колхозников не было, проникали туда нелегально, а потом стало все же полегче.
Отец первым из братьев поехал в Москву уже при Хрущеве и хотел поступать в медицинский институт, но не удалось. Поэтому пошел в мясомолочный, куда потом «увлек» и младшего брата Владимира.
Как и все студенты тогда, отец днем учился, а вечером работал. Через забор от института был знаменитый на всю страну Микояновский мясокомбинат. По воспоминаниям отца, это были и практика, и опыт на всю жизнь. С таким багажом он мог смело работать на любом комбинате страны.

По распределению отца отправили на кунгурский мясокомбинат, но там не было мест. Но в совнаркоме секретарь обкома партии Пермской области Никольский, подумав, все же предложил попробовать силы в Чайковском – уж больно не хотелось отпускать ценный московский кадр.
Отец приехал в Чайковский, а директор мясокомбината на больничном. Возвращаться в Пермь к супруге без работы не хотелось, и он, выпытав адрес, нагрянул к директору домой. Тот дал добро на трудоустройство москвича.
Сюда отец приехал уже с супругой, моей мамой. Долго снимали жилье – крошечные комнаты за занавеской, где ночью стол служил подставкой для ванночки, в которой спал мой брат.

А днем была работа: начинал лаборантом, дорос до главного технолога, 17 лет проработал главным инженером, а затем возглавил мясокомбинат. Пожалуй, для моего отца работа всегда была на первом месте.
Он был из тех, кого сейчас называли «красными директорами» – людьми с особым трудовым энтузиазмом, не боявшимися браться за самую ответственную работу, суровых и к себе и к другим. Он гордился тем, что ему удалось сделать свою жизнь «с нуля», стать директором престижного предприятия.

- Игорь Валентинович, Вы же хорошо знаете, что, работая много лет директором большого предприятия, Валентин Игнатьевич не нажил «палат каменных». Не хотелось поискать путь полегче? Почему и Вы выбрали такую беспокойную и ответственную профессию?
- Выбор состоялся сам собой, но не сразу и не просто. Отец настаивал, чтобы я пошел учиться в Московский мясомолочный институт. Но я был молод, мне хотелось попробовать что-то другое. Тем более что мне очень нравились точные науки, а политика партии как раз была нацелена на развитие машиностроения и станкостроения.
В результате я пошел в Московский станкоинтсрументальный институт на факультет робототехники. Помню, наш институт располагался в здании 30-хх годов, но его полностью переделали, чтобы установить компьютерные классы. Учиться было интересно и весело, как и всем студентам.
А в 1988 году я ушел в армию и в институт уже не вернулся: чтобы не сидеть на шее у родителей, учился на вечернем отделении, а днем работал на Точмаше.

- Перестройка и 90-е годы – непростое время. Рушились целые производства, люди оставались без работы, кто-то начинал работать на себя – «челночил», занимался мелким бизнесом.
- В 90-е всем пришлось туго. Помню шок от возвращения из армии: ехать пришлось через Москву, зашел к друзьям по институту, погулял по столице и был в шоке – город превратился в барахолку. Можно сказать, что уходил в армию я из одной стране, а вернулся – уже в другой.
Мы с братом тогда тоже поддались «ветру перемен» – он буквально фонтанировал идеями, какой бизнес и как открыть. Начали заниматься коммерцией – открыли фирменные магазины и даже кафе восточной кухни.
Опыт интересный, но клиентов было немного и проработало кафе недолго.

- Нелегкие времена переживал и мясокомбинат. Как удалось выстоять и удержать предприятие на плаву?
- Настоящим ударом стала «шоковая терапия» Гайдара, когда цены отпустили «на свободу», а они выросли на 400%. И если вчера колбаса стоила по 3 рубля, то сегодня ее приходилось продавать по 12 рублей. Нам казалось, что товар продан за хорошую цену, но через два дня цены вновь менялись, и прибыль была минимальной. Производство встало, сбыта не было вообще. Мясокомбинат был вынужден работать по бартеру. В тот период очень помогла торговля с Удмуртией – вывозили продукцию фурами.

В начале 90-хх мясокомбинат одним из первых в крае был приватизирован. Борьба была жесткой, конкурентом выступал депутат Госдумы первого созыва, бывший председатель колхоза, возглавлявший к тому же комитет ГД по фермерству.
Коллектив под руководством отца выдюжил, отстоял комбинат. В результате предприятие не ушло «на сторону», не был разорено или «распилено». Собственно, благодаря отцу, предприятие было сохранено. Таких примеров в современной России не так много. На плаву тогда остались считанные единицы.

- Одно дело сохранить комбинат, другое – сделать все, чтобы он развивался.
- В 1997 году отец снова позвал меня на мясокомбинат. К тому времени и я понял, что просто покупать и продавать уже не интересно. Создавать что-то новое, помогать отцу и вникать в семейное дело – вот что стало для меня важно. И я согласился на предложение отца.
Работать с ним бок о бок – значит, быть лучшим в своем деле. Других он не признавал. Да и у меня был азарт – покорить эту планку, доказать, что могу быть достойным преемником. Что я сын своего отца.

Это не как сейчас, когда родственники известного человека сразу садятся в директорское кресло. Не такие традиции в нашей семье. Тогда первые два года я провел в цехах – изучал все процессы с нуля, очень много читал специальной литературы, прошел ускоренный курс по специальности «технология мяса» в Московском университете прикладной биотехнологии. Хороших специалистов и отзывчивых наставников на предприятии немало

В те годы колхозы «сыпались» пачками, мясо-молочные комплексы в Вассятах, Маракушах, Ольховке, Прикамском стояли заброшенными и разоренными – одни стены, без крыш и окон.
Начали с нуля – вычищали, выгребали, ремонтировали, ставили клетки, строили новые корпуса. Вложили огромное количество средств, сил и энергии. Зато у нас появилась своя сырьевая база – фермерские хозяйства «умирали», свинины в районе не было вообще. Сегодня это наша опора.

Чайковский мясокомбинат

Работать с отцом было непросто – он человек жесткий, самодостаточный, профессионал высшей пробы. Нужно было ему соответствовать и каждый раз доказывать, что модернизация того или иного участка производства, закупка нового оборудования – все это важно для предприятия и действительно нужно.
Однако к моему мнению он все же прислушивался, и шаг за шагом мы модернизировали производство, переоснастили его импортным оборудованием. Отец во главу угла всегда ставил качество продукции. И это правильно. В погоне за длинным рублем многие производства дискредитируют себя, выпуская дешевую, но некачественную продукцию.

Для нас качество – на первом месте. Поэтому мы всегда стараемся идти навстречу покупателям, если у них есть какие-то претензии, разбираемся в любой ситуации. И, конечно, гордимся тем, что наша продукция входит в число 100 лучших товаров России и имеет многочисленные награды и премии.

ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ КАК ОКНО ВОЗМОЖНОСТЕЙ
- Вашему отцу пришлось работать на комбинате в непростые времена. Пожалуй, можно сказать, что он прошел огонь, воду и медные трубы. Вы стали его преемником и можно ли сказать, что сегодня работать легче и проще?
- (смеется) У каждого времени – свои вызовы. Важно расти и развиваться, используя наработанные опыт и знания. Не стоять на месте, а предвидеть ситуацию. Конечно, та школа, которую дал мне отец, дорого стоит.
Но и вместе с тем есть понимание, что любое предприятие сегодня действует в условиях рыночной экономики. А это – прежде всего жесткая конкуренция, когда в изобилии товаров покупатель должен выбрать именно наш.
Поэтому мы продолжаем учиться и, сохраняя старые направления, развиваем новые.

- Сегодня предприятие входит в пятерку ведущих мясокомбинатов Пермского края и в 300 крупнейших предприятий агропромышленного комплекса Прикамья. Что нужно сельхозпредприятиям, чтобы выстоять на рынке?
- Отрадно, что в условиях импортозамещения государство в целом и власти на местах в частности все больше понимают, что развивать нужно собственное производство. Это дало хороший импульс для развития, а государственная поддержка увеличилась в разы.
Но нужно понимать, что сегодня мы «проедаем» то, что было создано в СССР нашими дедами и отцами. Сельское хозяйство – это очень большие вложения на очень долгий срок, это десятки лет. И поэтому сегодня очень важно развивать механизм компенсации.
Сейчас принята очень интересная программа, в рамках которой Москва компенсирует 30 % стоимости новой фермы или реконструкции старой. Если к ней подключатся еще и регионы, будет вообще здорово.

Правда ожидать, что с модернизацией производства будет снижаться стоимость сельхозпродукции, не приходится.
Сегодня в России стоимость хлеба и молока – одна из самых низких в мире. При этом какова доля сельхозпроизводителя в конечной цене? Мизерная: в буханке за 25 рублей – лишь 4-8 рублей – это зерно, в пакете молока за 40 рублей – 13-15 рублей приходится на собственно молоко.
Ритейл свою наценку берет, тот, кто занимается перевозкой, берет, переработчик тоже берет, а крестьянину достается меньше, чем нужно для покрытия затрат производства.

- Вы поднимали эту тему на встрече с сенатором от Пермского края Игорем Шубиным...
- Да, мы говорили о том, что нужно как-то ограничить аппетиты сетевых магазинов, требующих ретро-бонусы за появление нашей продукции на своих полках. Сенатор обещал принять во внимание эту проблему при работе в Совете Федерации и Государственной Думе РФ.
Тема доходности сельхозпроизводителей – одна из самых важных. У нас затраты на свет, бензин и прочее вырастают каждый год.
Да, есть какие-то субсидии, но в целом доходы в «пищевке» как были одними из самых низких, так и остаются.
Я говорю не только о предприятиях, но и о работниках сельского хозяйства – у них зарплата всего 65% от средней зарплаты по экономике. Отсюда – дефицит рабочих рук при том, что с импортозамещением окно возможностей для роста производств становится шире, и людей в сельском хозяйстве будет требоваться все больше.

Кроме того, важно говорить все-таки о регулирующей роли государства в сельском хозяйстве. Например, требуется усилить внимание к ценообразованию в сфере логистики продукции – у нас самые дорогие перевозки в мире.
Разбираться надо и с землепользователями. У нас складываются парадоксальные ситуации, когда пайщик может прийти на поле с посевами, в любом месте отрезать себе кусок земли и по-прежнему его не обрабатывать.
Со всеми этими вопросами мы выходим на уровень Законодательного собрания Пермского края, в Государственную Думу РФ. Надеюсь, что в условиях импортозамещения к сельхозпроизводителям будут больше прислушиваться.

- Если говорить о ЗАО «Агрофирма «Мясо», то какие направления вы развиваете сейчас?
- Наша гордость – пельмени «Русские» и «Чайковские», которые мы выпускаем уже 20 лет и которые пользуются заслуженным спросом. Если в прошлом году мы поставили новый автомат, который позволяет делать тесто более тонким и лучше наполнять каждый пельмень, то в этом году мы сделали новую упаковку с мотивами и сюжетами родного Чайковского.
Наше предприятие выпускает около 60 наименований колбасной и деликатесной продукции. Самые популярные и любимые чайковцами – «Молочная», «Докторская», «Останкинская», зернистый сервелат. И даже в условиях кризиса, когда предприятия закрываются, мы сохранили и даже наращиваем объемы производства.

Чайковский мясокомбинат

Еще одно направление, которое мы готовим к открытию осенью – отделение сырокопченых колбас. Деликатесные и сырокопченые колбасы будут продаваться в нарезке.
В условиях импортозамещения всерьез задумались о сыроварении. В ходе поездки в Италию, организованной администрацией Чайковского района, я увидел, как можно делать вкусные и качественные сыры. Для этого у нас есть возможности – свое сырье, помещение, которое сейчас ремонтируется. Думаю, производство чайковского сыра - это вопрос ближайшего времени.
Конечно, чайковский мясокомбинат - это не только Кимы, но и огромный коллектив, который мне бы хотелось поблагодарить за отличную работу. Особенно тех, кто отдал ЗАО «Агрофирма «Мясо» не один десяток лет. Например, начальника колбасного цеха Анну Михайловну Тимиргалину, проработавшую на предприятии 43 года.
И главного технолога Рината Расимовича Уразбахтина, пришедшего на комбинат молодым специалистом и очень многое для него сделавшего.

Сегодня растим и смену, преемников. В лучших традициях советских предприятий у нас принята система наставничества, когда старший мастер передает свои опыт и знания новому поколению специалистов.

Невзирая на все трудности, перед нами стоят амбициозные задачи по расширению географии продаж, освоению рынка в сети Интернет, развитию дилерской сети и привлечению инвестиций. Мы всегда готовы и к сохранению наших традиций и к преобразованиям.

Мы движемся только вперед!

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ "АГРОФИРМА МЯСО"

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Все права защищены 2012 59chaikovsky.ru 
Отдельные статьи, фото и видеоматериалы могут содержать информацию предназначенную для читателей 18+ (запрещено для детей).

Перепечатка информации возможна только при наличии активной ссылки на источник!
Designed by 59chaikovsky
Обслуживание и разработка сайтов: Arione.ru
Яндекс.Метрика